loaded:ok

Что будет с рублем?

И.В. Королевская, 2015-11-03 14:45

Что будет с рублем?

Похоже, российская экономика действительно стабилизировалась. По крайней мере предположить это можно теперь, анализируя целый блок данных, а не отдельные, вырванные из контекста цифры, отмечает в программе "Реплика" экономический обозреватель Николай Корженевский.

Наиболее свежий повод для надежды – индекс менеджеров по закупкам, или индекс деловой активности PMI. Он составил 50,2 пункта. А водораздел, черта между спадом и ростом – 50 пунктов ровно. Судя по данному показателю, ситуация в обрабатывающей промышленности улучшается уже два месяца подряд, и вот даже удалось зарегистрировать некоторый прирост выпуска. Один из ключевых субкомпонентов индекса – новые внутренние заказы – вырос сразу до 51,6 пункта. Отрицать наличие хороших новостей в этом сложно. Промышленность стабилизировалась.

Индекс PMI считается опережающим показателем. Он характеризует настроения в отрасли. И поэтому особенно важно, что цифры по активности хорошо сочетаются с данными других источников, например того же Росстата. Напомню, что темпы падения ВВП стабилизировались и составляют сейчас -3,8%. Месяц к месяцу, напомню, в сентябре мы получили прирост ВВП впервые в этом году. Инвестиции также удивляют в хорошем смысле: они снижаются удивительно медленно – на 5,6% согласно сентябрьским данным. Это также подтверждает наличие улучшение во вторичном секторе экономики.

Причины стабилизации понятны. Главную роль сыграл плавающий рубль, который, во-первых, подешевел, а во-вторых, стабилизировался. Кроме того, бизнес в последние месяцы вел себя исключительно осторожно, ориентируясь на полноценный глубокий кризис. В результате компании столкнулись с падением запасов, и мы наблюдаем процесс их восстановления.

Теперь подождем индекс PMI и прочую статистику по сектору услуг. Ведь ему, в отличие от промышленности, слабый рубль сильно портит жизнь. Торговля, строительство, финансы – все это секторы, которые больше других пострадали от быстрого ослабления нашей валюты и до сих пор не восстановились. Сейчас необходимо, чтобы и там наметилась стабилизация.

И тогда 2015 год мы, скорее всего, завершим без новых потрясений. На экономическом фронте по крайней мере сиюминутных рисков не видно. Может несколько возрасти волатильность на валютном рынке. Компаниям необходимо выплатить порядка 12-13 миллиардов внешнего долга, плюс Минфин по традиции в декабре отдаст рынку большой объем рублевой ликвидности. Но уже в январе ситуация должна развернуться, и наша валюта получит сезонную поддержку. С точки зрения полугода тут все более-менее сбалансировано. Главным фактором неопределенности и настороженности является геополитика, но она от настроений менеджеров по закупкам не зависит.

Большой финансовый вопрос, но уже 2016 года, – влияние фискальной политики на экономический рост. Бюджет сверстан исключительно жестким, предусмотрен дефицит в размере лишь 3% ВВП, чего, конечно, не хватит для масштабной поддержки экономики. Мне до сих пор непонятно, отчего мы не хотим довести дефицит до хотя бы 5% ВВП. Многие страны-экспортеры нефти действуют именно так, а иногда и радикальнее. И это отнюдь не какие-то страны-маргиналы: по оценкам МВФ, в Саудовской Аравии дефицит бюджета составит 8% ВВП, в Ираке и Бахрейне - 6%.

С общим госдолгом России на уровне всего лишь 10% ВВП даже три года относительно больших дефицитов бюджета не создадут никаких дополнительных макроэкономических угроз, зато хорошо поддержат зарождающееся восстановление экономики. Значимых рисков вообще не возникает, если эмитировать рублевый долг и продавать его внутри страны. Да, это сложная задачка, но для их решения и существует правительство. Минфин не должен превращаться в бухгалтерию, которая подсчитывает, при каком курсе рубля дебет сойдется с кредитом. Требуется изобретательность. И, конечно, контроль за расходами, но тут мы снова выходим на вопросы, лежащие вне экономической плоскости.

Комментарии: 0 Версия для печати

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Пока нет комментариев. Оставьте комментарий первым

Оставить комментарий